Газовый партнер и в будущем конкурент

В октябре 2007 года газопроводу Средняя Азия-Центр протяженностью 3000 км исполнилось 40 лет. Он был построен на основе индустриальных методов за 1,5 месяца из труб отечественного производства диаметром 1200–1400 мм. В будущем предусматривается увеличение мощности газопровода на 30% и строительство дублирующей нитки — Прикаспийского трубопровода.

На центральноазиатские страны СНГ приходится 12% от мировых запасов — 22 трлн. куб. м. Весь экспорт идет по газопроводам через Россию, которая сама добывает 650 млрд. куб. м. Сейчас Россия вступила в жесткую конкуренцию с Западом и Китаем за газ стран ЦАР, в первую очередь — туркменский. Европа при поддержке США все еще предлагает Ашхабаду в ближайшие годы построить Транскаспийский газопровод по дну Каспийского моря мощностью 30 млрд. куб. м в год. Далее маршрут должен пройти через Азербайджан, Грузию и Турцию, где газопровод соединится с проектируемым сейчас маршрутом Nabucco, который будет проложен по территории Болгарии, Румынии и Венгрии. В свою очередь, Китай с 2009 года законтрактовал поставки аналогичного объема газа, в связи с чем уже начал прокладку собственного газопровода через Казахстан.

Соседское взаимодействие

Туркмения и Азербайджан ищут возможности энергетического взаимодействия с приграничными им Ираном и Турцией. Но тогда можно будет рассматривать Каспийский регион как конкурента тюменской и татарской нефти и газа. Имеются предложения по включению в «газовый союз» помимо России и азиатских республик СНГ также Алжира (хотя Алжир, по последним сообщениям, отвергает эту идею, по крайней мере сегодня) и Исламской Республики Иран. Такой альянс по замыслу инициаторов сможет диктовать цены природного газа на равных с ОПЕК. Этот вариант в принципе не утопичен, однако сейчас каспийский проект — это экономическое объединение республик ЦАР. Страны СНГ не имеют самостоятельного, минуя Россию, выхода на европейский и мировой рынки углеводородов: все газопроводы, нефтепроводы и железные дороги из этих стран проходят через Россию, у них нет океанических терминалов для транспорта нефти и СПГ. Природный газ ЦАР минимум на 10–15% дешевле у европейских потребителей, чем газ Ближнего Востока и Северного моря, и на 30–35% дешевле тюменского газа. Вместе с тем страны ЦАР не в полной мере самостоятельны при контроле объемов поставок и цен на свое энергетическое сырье.

Новые проекты

Туркменский президент Гурбангулы Бердымухамедов заявил, что его страна готова начать строительство нового Прикаспийского газопровода через Казахстан в Россию не во второй половине 2008 года, как было согласовано прежде, а несколькими месяцами ранее.

Проект этого газопровода является прямым конкурентом другого, предложенного ЕС: продажа газа Европейскому союзу без участия России. Сейчас газ из Туркмении закупается «Газпромом» по 100 долл. за 1 тыс. куб. м, а затем российская монополия перепродает его в Европу уже по цене свыше 200 долл. за 1 тыс. куб. м (для разных стран цена разная). Туркмения настаивает, чтобы отпускная цена поднялась до 150 долл., в 2009 году — до 180–200 долл. за 1 тыс. куб. м, а далее исчислялась по ценам рынка.

Подписано соглашение об увеличении мощности газопровода Средняя Азия-Центр с нынешних 50 млрд. куб. м до 70 млрд. куб. м и более. В проекте модернизации будут участвовать Туркмения, Казахстан, Россия, а также Узбекистан. Работы в этом направлении начаты.

Туркменистан долгое время выбирал между российским газопроводным проектом и проектом Nabucco, который должен пройти в обход России. Следует подчеркнуть, что у Nabucco есть ряд политических ограничителей, из-за набора противоречащих друг другу интересов Азербайджана и Турции. Кроме того, окончательно не решен вопрос, на какие поставки ориентировать Nabucco — из Туркменистана или из Ирана. В проекте Прикаспийского газопровода таких сложностей нет.

Вполне возможно, что Туркмения постарается диверсифицировать пути поставок своего газа, используя как Прикаспийский, так и трубопровод Nabucco. Однако не ясно: хватит ли у Туркменистана газа, чтобы поставлять его по обеим трубам? Данные о реальных запасах углеводородов в странах ЦАР охраняются как государственная тайна. К тому же нельзя забывать о планах по ежегодным поставкам 30 млрд. куб. м в Китай и 7–14 млрд. куб. м — в Иран.

Стоимость проектов

Не определены источники финансирования этих дорогостоящих газовых проектов. По нашим оценкам, для того чтобы развить каспийский проект в полном объеме и обеспечить независимый выход нефти и газа ЦАР в Европу в течение 5 лет, потребуется суммарно 25–30 млрд. долл. И это должны быть прямые инвестиции в геологоразведку, бурение, закупку оборудования, строительно-монтажные работы. В странах ЦАР не имеется организационных и инженерных структур, способных реализовать эти инвестиции, поэтому будут привлекаться инвесторы, подрядные фирмы и специалисты из Европы, США и России.

В конце 2006 года в столице Казахстана Астане было подписано рамочное соглашение о сотрудничестве стран Прикаспийского и Черноморского регионов со странами Евросоюза в энергетической сфере. Намечено создать в данном регионе интегрированный энергетический рынок и на этой основе придать ускорение Каспийскому нефтегазовому проекту. Это означает, что на южном фланге нашей страны возникает межгосударственный союз по нефти и газу — конкурент России на европейском рынке.

Особенностью ситуации является то, что участниками Соглашения выступают также страны-потребители (транзитеры) — Грузия, Армения и Турция, через которые могут быть проложены трубопроводы. Геополитические аспекты Каспийского проекта упрощенно сводятся к конкуренции между Россией и ЕС, а также между Россией и новыми странами Закавказья.

Первая линия газопровода Nabucco мощностью в 8 млрд. куб. м газа будет готова предположительно в 2012 году. Трубу можно заполнить газом из каспийского региона (Туркменистана, Азербайджана, Казахстана), а позже также и из Ирана (совокупный годовой объем прокачки газа вышел бы тогда на уровень 31 млрд. куб. м в течение 5 лет). Это составило бы 5% от европейского импорта газа. Если газопровод Nabucco пройдет по территории Болгарии и Румынии, то он сможет обеспечить также Молдавию и Украину, заменив в этих странах поставки газа из России. Значение Турции как энергетического транзитера еще больше возрастает после присоединения газопровода из Туркменистана, прокладываемого по дну Каспийского моря (Транскаспийский газопровод).

Модернизация газопровода Центральная Азия-Центр доведет его мощность до 70 млрд. куб. м в год в течение 5 лет, строительство Прикаспийского — это еще 10–20 млрд. куб. м в те же сроки. Не сброшены со счетов и планы прокладки по дну Каспия в Азербайджан Транскаспийского газопровода и его подключения к проектируемому газопроводу Nabucco для поставок в Европу 30 млрд. куб. м газа ежегодно.

Транспортировать газ в Европу в обход России Туркмения не сможет никаким образом, кроме Nabucco. Однако строительство этой трубы еще не начато и зависит в первую очередь от позиции стран ЦАР.

«Газовый конфликт» с Украиной дал сигнал политикам стран ЕС: зависимость от России как поставщика и транзитера энергоресурсов стала чрезмерной, а односторонняя фиксация европейской энергетики на Россию политически близорука. Именно поэтому следует ожидать, что ЕЭС поддержит идею о создании независимой от России системы передачи энергоносителей на ее «южном фланге». В этой связи и принят европейский проект новой газовой сети «Прикаспийские страны-Ближний Восток-ЕС».

Напротив, поскольку Евросоюз уже представляет собой картель покупателей российского газа, вполне логична встречная координации интересов стран — экспортеров энергии, а также и стран-транзитеров Каспийского региона. Довод о политической непредсказуемости стран ЦАР Закавказья и Ирана имеет место, однако России желательно находить с этими странами точки экономического соприкосновения. Вместе с тем нельзя забывать, что транзит газа по существующему «энергетическому коридору» через Восточную Европу — наиболее экономичный и безопасный путь для Европы и России.

Президент Туркменистана во время визита в Лондон заявил, что Туркменистан верен партнерским обязательствам по продвижению проекта Прикаспийского газопровода, но не исключает возможности экспортировать газ в Европу в обход России. В конечном счете Туркмения выбрала наиболее выгодный для себя вариант сотрудничества. По нашему мнению, на выбор Ашхабада повлияли такие факторы, как цена, инвестиции и политика.

В конце 2007 года достигнуто соглашение о значительном повышении в 2008 году отпускной цены до 130–150 долл. за 1000 куб. м и в последующем — исчислении цены природного газа по мировым рыночным ценам в рамках нового долгосрочного, до 2028 года, контракта.

Российские корпорации, пусть и монопольно-государственные, вряд ли уступят по своим инвестиционным возможностям европейским и американским компаниям. Политическая составляющая партнерства связана с критикой государственного режима в Туркмении практически всеми международными организациями за крайне низкий уровень соблюдения прав человека. Напротив, Москва никогда публично не критиковала Ашхабад.

Итак, Туркменистан, не собираясь отказываться от России, пытается застраховать себя и на других направлениях. Он оставляет Россию в качестве стратегического партнера, но завтра может объявить о равнодоступности газа или о каких-то иных приоритетах. Решение относительно маршрута транспортировки газа — Прикаспийский или Транскаспийский трубопроводы, Россия или Турция — будет принято совместно странами ЦАР после тщательного сравнения всех вариантов.

Алексей Хайтун

Независимая газета

Получать все новости по электронной почте