Сжигать нельзя перерабатывать

Новый год для российских нефтяников чуть было не начался с работы в «новых экономических условиях». Дело в том, что за несколько месяцев до окончания года минувшего Ростехнадзор выступил с предложением резко увеличить штрафы за сжигание попутного нефтяного газа (ПНГ), который безжалостно уничтожают нефтяные компании. И добавим — наносят при этом вред экологии не только нефтедобывающим районам, но и всем регионам в целом. Впрочем, как считают эксперты, ситуация действительно патовая: не так давно Россия добилась сомнительного лидерства в мире по объемам сжигаемого ПНГ, перехватив пальму первенства даже у Нигерии.

Сколько ПНГ сгорает в России сейчас, сказать нельзя, поскольку доподлинно неизвестно, сколько его вообще добывается. Но, по самым предварительным оценкам, речь идет 44 миллиардов кубических метров, из которых перерабатывается 20 миллиардов.

По экспертным оценкам, которые приводились даже в Президентском послании, сегодня сжигается попутного газа более 20 миллиардов кубометров, причем это ориентировочный подсчет, так как точного подсчета никто не ведет. То есть в факел идет все, что не поступает на газоперерабатывающие заводы.

Но все-таки запретительная мера, предложенная федеральным ведомством Константина Пуликовского, в силу не вступила…

Сжигать нельзя перерабатывать

Как сообщают научные издания, «попутный нефтяной газ представляет собой смесь летучих углеводородов, растворенную в нефти и выделяющуюся из нее, когда нефть извлекают из недр на поверхность». Состоит он из метана, разбавленного так называемыми жирными фракциями (пропан, бутан и т.д.). По этой причине его можно использовать как обычный природный газ. Впрочем, тот же пропан-бутан является ценным нефтехимическим сырьем, поэтому, как показывают расчеты, вместо его сжигания эффективнее была бы его переработка. При, естественно, определенных условиях.

Как сказал на августовском совещании с нефтяниками Президент Владимир Путин, «такое расточительство недопустимо». По его словам, Россия должна предпринимать более энергичные меры для решения проблемы утилизации попутного газа, Среди мер, которые необходимо предпринять, Президент назвал введение системы учета, увеличение экологических штрафов, ужесточение лицензионных требований к недропользователям.

Но столь жесткая оценка застряла, судя по всему, в дебрях ведомственных согласований. Правда, Министерство природных ресурсов сразу же выступило с предложением об обязательном оснащении всех «расточительных факелов» счетчиками учета. А сам министр природных ресурсов сообщил, что вместе с Министерством экономического развития его министерство будет разрабатывать систему повышения платежей за сжигание попутного газа, которая к 2011 году «должна принять практически запретительный характер».

Но, как показывает практика, до реального запрета и тем более мировых стандартов еще очень далеко. С другой стороны, как считают специалисты, проблема сжигания попутного нефтяного газа лежит на стыке очевидной экономической выгоды и эффективности инвестиций долгосрочного характера. Тем более, что гарантий для тех, кто придет на рынок переработки попутного нефтяного газа, практически нет никаких.

Наверное, в том числе и по этой причине ощущается нехватка производственных мощностей для утилизации попутного газа, добываемого на новых, удаленных месторождениях. Нефтяники занялись созданием своих газоперерабатывающих мощностей, строят газотурбинные электростанции и установки по переработке попутного нефтяного газа. В их числе — крупнейшие отечественные и зарубежные энергетические компании.

Впрочем, тут есть и весьма серьезные разногласия, так сказать, по принципиальным вопросам. Например, основной довод газопереработчиков — попутный нефтяной газ представляет собой отходы, за которые они не должны платить.

Тем более, что по их мнению, на извлечение этого вида газа нет затрат как таковых, он выходит сам собой. Правда, специалисты-нефтяники имеют диаметрально противоположную точку зрения. «Газовый фактор» повышает затраты на строительство той же нефтяной скважины почти на 20 — 25%. И в результате растут затраты на амортизацию, обслуживание и ремонт. Но, с другой стороны, если нет затрат на добычу попутного газа, то почему в этом случае нефтяники недовольны? Ведь, кстати, те же самые газопереработчики за эти «отходы» им все-таки платят?

Впрочем, как считают аналитики, мировой опыт госрегулирования, а точнее — стимулирования использования попутного газа, по сути, сводится к возможным ограничениям прав на нефтедобычу, штрафам за сжигание газа, предоставлению налоговых льгот добросовестным недропользователям, к прямому участию государства в проектах по переработке попутного газа.

Кстати, как считают эксперты, безудержный рост штрафов за сжигание газа может сделать добычу нефти нерентабельной. Но несмотря на это во многих странах применяются по истине драконовские меры по отношению к нерачительным нефтяникам.

Так, в США нельзя сжигать более трех процентов добываемого газа. Но дальше всех пошла Норвегия, которая вообще запретила сжигать попутный газ. В соответствии с законом нефтяные компании обязаны использовать газлифтную схему нефтедобычи. То есть даже тот небольшой объем газа, который оказался не использованным, они закачивают… обратно в пласт. Кстати, Казахстан еще в 2004 году ввел запрет на сжигание попутного газа, правда, при этом установил переходный период для создания газоперерабатывающих мощностей.

Правительственная санация

altВпрочем, попытки госрегулирования предпринимались и в России. Так, еще при прошлом составе Государственной Думы группа депутатов вынесла проект закона «О регулировании использования нефтяного (попутного) газа». Как считают разработчики, в настоящее время в Российской Федерации только около 40% нефтяного газа перерабатывается на сырье для нефтехимических предприятий и сжиженного газа для населения. Еще 40% сжигается без переработки на ГРЭС, а 20% уничтожается на промыслах путем сжигания в открытых факелах.

Но, как считают эксперты, проект закона — по сути, попытка решить проблемы газопереработчиков и нефтехимиков за счет штрафов, которые будут налагаться на нефтяные компании. По этой или по другой причине этот законопроект пока попал под сукно. Но в недрах Правительства, а точнее Министерства природных ресурсов, родился «план основных мероприятий по повышению эффективности использования попутного нефтяного газа».

По словам министра природных ресурсов РФ Юрия Трутнева, этот документ предусматривает внесение изменений в законодательство, которые обязывают разрабатывать проектную документацию на использование попутного нефтяного газа, устанавливать приборы учета ПНГ на месторождениях. План мероприятий также предполагает не только установление единого норматива утилизации попутного нефтяного газа, но и введение прогрессивной платы за выбросы ПНГ и продуктов его сжигания на факельных установках. Кроме того, предусматривается увеличение размеров экологических штрафов за сверхнормативные выбросы при сжигании природного газа.

Но самое главное — в плане предложена разработка комплекса мер, которые могут обеспечить приоритетный доступ к единой национальной электрической сети тех поставщиков электроэнергии, которые вырабатывают ее на газотурбинных тепловых электростанциях из попутного нефтяного газа или продуктов его переработки. При этом должен быть обеспечен приоритетный доступ к единой системе газоснабжения поставщиков так называемого сухого газа, получаемого после переработки того же попутного нефтяного газа. Кроме того, должны быть созданы налоговые и таможенные преференции для предприятий, реализующих проекты по его рациональному использованию.

Но хватит ли политической воли для того, чтобы реализовать этот план? Как говорится, гладко было на бумаге, но забыли про овраги…

Дело — в трубе?

Как считают эксперты, при таких условиях загасить все факелы на нефтяных месторождениях — это все равно что наполнить газотранспортную систему 15 — 20 миллиардов кубометров природного газа, полученных из попутного нефтяного. Они помогут газовому монополисту сгладить нарастающий дефицит газа на внутреннем рынке в течение ближайших трех-пяти лет. Тем более что приобретать его он будет на подконтрольных предприятиях, на которых сегодня сосредоточена почти вся отечественная газопереработка. Напомним, что на внутреннем рынке потребителям по коммерческим ценам природный газ обходится уже в 80 — 90 долларов, а если экспортировать его в Европу, то получится и все 290. Так что игра стоит свеч.

Сам же «Газпром» планирует к 2012 году довести уровень утилизации попутного нефтяного газа до 95%. Для подготовки программы будет создана рабочая группа. На этот уровень и примерно к этому сроку планируют выйти и крупнейшие отечественные нефтяные кампании. Пока же столь высокий уровень переработки ПНГ достигнут лишь у одной российской нефтяной кампании. Как считают эксперты, даже при столь высоких ценах на нефть у нефтяников не остается иного пути, как инвестирование в газопереработку.

Впрочем, уже сегодня экологические штрафы стали экономически чувствительными для нефтяных компаний. Но, по мнению Правительства РФ, даже увеличение штрафов оставляет им возможность спланировать и осуществить инвестиции в переработку попутного нефтяного газа.

Тем не менее у нефтяников все еще остаются лазейки, чтобы не платить за сжигание попутного газа. Например, не фиксировать само сжигание. Ведь размер штрафов зависит от нормативов выбросов и не должен превышать допустимых лимитов. Но почти половина месторождений устройствами замера сожженного газа не оборудована, хотя это и планируется сделать до конца года. Сейчас с этим предлагают бороться таким образом: делать спутниковые снимки месторождений и фиксировать все горящие факелы.

Российские вести

Получать все новости по электронной почте