Ввод в действие новой ГЭС — шаг к энергетической независимости Таджикистана

20 января 2008 года навсегда вошла в новую историю суверенного Таджикистана как дата торжественной церемонии сдачи первого агрегата строящейся гидроэлектростанции «Сангтуда-1», что в восьмидесяти километрах от Душанбе.

Вместе с таджикскими гидроэнергетиками этому событию порадовались и их российские коллеги — Виктор Жуков, Екатерина и Петр Никитины и другие, все, кто участвовал в ускоренном сооружении важного энергетического объекта. Сергей Нарышкин — заместитель председателя правительства Российской Федерации, приехавший на торжества, отметил дух дружбы и взаимопонимания, царивший среди представителей России и Таджикистана — пяти тысяч строителей-энергетиков, которым удалось значительно ускорить сооружение ГЭС «Сангтуда-1».

Выступая на церемонии запуска ГЭС, президент Таджикистана Эмомали Рахмон отметил, что это событие станет началом отсчета энергетической независимости государства, достижение которой является одной из приоритетных задач государственной программы экономического развития республики.

Председатель правления РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс отметил, что строительство «Сангтуды-1» стало фактором укрепления таджикско-российского стратегического партнерства, а энергетическое сотрудничество двух стран найдет продолжение в реализации других крупных совместных проектов. Президент Таджикистана и председатель правления РАО «ЕЭС России» подтвердили твердую готовность двух стран продолжить строительство Рогунской ГЭС, подчеркнув, что этот объект имеет огромное значение для всего центрально-азиатского региона. Сергей Нарышкин отметил, что Сангтудинская ГЭС-1 является образцом взаимовыгодного сотрудничества государств, входящих в ЕврАзЭС и СНГ, а также примером ускорения темпов строительства крупных и малых гидроэлектростанций.

Эмомали Рахмон заявил, что «если бы Рогунская ГЭС — мощный энергогигант на Вахше — была построена раньше, то проблем с энергоснабжением не было бы не только в нашей стране, но и во всем регионе Центральной Азии. Для ввода первой очереди необходимо более пятисот миллионов долларов США».

Как сообщил ИА «Фергана.Ру» руководитель пресс-службы энергетического холдинга «Барки тоджик» Нозирджон Едгори, на проект ГЭС «Сангтуда-1» с начала его реализации было израсходовано четыреста миллионов долларов США. Семьдесят пять процентов этих средств покрыла Россия, оставшиеся двадцать пять процентов — Таджикистан. В последующие два года на строительство гидротехнического сооружения «Сангтуда-1» Россия выделит еще около $200 млн.

ГЭС «Сангтуда-1» стала первой гидроэлектростанцией, которая построена и сдана в эксплуатацию на постсоветском пространстве после распада СССР. А Таджикистан стал пока единственным государством на территории бывшего СНГ, где пущена в строй новая ГЭС такого масштаба.

Разумеется, объема электроэнергии, производимого первым агрегатом ГЭС, недостаточно для устранения ее дефицита в стране, однако ввод этого узла в действие стал первым уверенным шагом на пути достижения Таджикистаном энергетической независимости. Остальные три агрегата будут вводиться в эксплуатацию поочередно, через каждые четыре месяца, и к концу нынешнего года строительство ГЭС «Сангтуда-1», мощность которой составляет 670 мегаватт, будет полностью завершено.

Потерпеть «еще немного»

Вопрос энергетической независимости для таджикистанцев стал особенно актуальным сегодня — в период возникновения в республике острого энергетического кризиса. Казалось, невиданные январские морозы, острый дефицит электроэнергии, повышение тарифов на свет и газ — все это вкупе может спровоцировать взрыв социальной напряженности. Но президент Эмомали Рахмон разрядил ситуацию, распорядившись увеличить суточную поставку электроэнергии на один миллион киловатт-часов за счет сокращения ее подачи Таджикской алюминиевой компании — «ТАЛКО». Одновременно Всемирный банк выступил с заявлением о том, что он не предъявлял правительству Таджикистана требований о необходимости поднять тарифы на электроэнергию, слухи об этом на минувшей неделе муссировались в таджикской прессе. В теле- и радиоэфире зазвучали голоса разного рода руководителей энергетического сектора, которые рекомендовали жителям страны потерпеть «еще немного». 15 января правительство посвятило этой проблеме свое внеочередное заседание, на котором были заслушаны отчеты по сложившейся ситуации министерства энергетики и промышленности, акционерно-холдинговой компании «Барки тожик», государственного унитарного предприятия «Таджикгаз».

Ситуация с энергоснабжением в стране, прямо скажем, плачевная — в Душанбе веерные отключения происходят во всех районах города, в Согдийской области из-за нехватки света приостановили свою работу крупные промышленные предприятия, что нанесло бюджету немалый урон. В Горно-Бадахшанской автономной области из-за ледовых заторов, которые препятствовали оптимальному поступлению количества воды в тоннель, выработка электроэнергии на ГЭС «Памир-1» сократилась на двадцать процентов. В связи с этим возникли проблемы с энергоснабжением административного центра области — Хорога и примыкающих к нему районов. Во всех районах Хатлонской области, что на юге республики, подача электроэнергии была жестко лимитирована и подавалась всего на два-три часа в сутки, в связи с чем у многих жителей региона ухудшилось здоровье.

Новогоднее повышение цен в «Барки тожик» связывают с необходимостью возврата инвестиций, вложенных в энергетические объекты Таджикистана — Сангтудинскую ГЭС-1, ЛЭП «Юг-Север», «Лолазор-Хатлон», возобновление строительства Рогунской ГЭС. У каждого проекта есть сроки возврата кредитов, а государство должно отвечать по своим обязательствам перед инвесторами и международными финансовыми структурами, пояснили в «Барки тожик». По словам руководителя пресс-службы энергокомпании Нозирджона Едгори, если население и промышленные предприятия покроют свои миллионные задолженности по электроэнергии, то они внесут весомый вклад в ускорение строительства крупных гидрообъектов, что является приоритетным государственным проектом.

В эти дни Узбекистан и Туркмения уменьшили объем поставок электроэнергии в республики в два раза, ссылаясь на то, что из-за неожиданных январских холодов им необходимо обеспечить теплом и светом своих жителей. По информации заместителя главного инженера таджикского энергохолдинга «Барки тожик» Рашида Гулова, Узбекистан в сутки поставляет всего два миллиона киловатт-часов, а Туркмения — три миллиона, что составляет половину объема договорных обязательств. «Но мы с пониманием относимся к тому, что каждое государство беспокоится о собственных интересах»,- добавил он.

Между тем, по мнению доктора экономических наук Ходжимахмада Умарова, предоставление соседними странами электроэнергии в зимний период (Туркменией — 1 млрд. 200 тысяч Квт/ч, Узбекистаном — 600 тысяч млн. Квт/ч) не решит проблему энергоснабжения республики. Потому что вся туркменская электроэнергия «поглощается» центрально-азиатским алюминиевым гигантом «ТАЛКО». А на нужды населения Душанбе в последние дни в сутки выделяется немногим более миллиона киловатт-часов. Этого количества хватает всего на полтора часа, поскольку только для покрытия энергетических потребностей столицы ежесуточно необходимо более двенадцати миллионов Квт/ч. В целом же, население и промышленные предприятия Таджикистана нуждаются в ежегодном потреблении 24 млрд. Квт/ч, а производственные мощности энергетических объектов страны вырабатывают всего 17 млрд.

В связи с интенсивным строительством жилья, промышленных предприятий, объектов соцкультбыта, увеличением численности населения объемы потребления электроэнергии в Таджикистане с каждым годом растут. И хотя единая энергосистема в Средней Азии была разрушена шестнадцать лет назад, но республика до сих пор получает энергетическую продукцию от соседей. Между тем, не только Нурекская ГЭС — основной поставщик электроэнергии, но и другие коммуникации отработали свое: изношенность основных фондов уже давно за пределами нормативов.

Перспективы и альтернативы

altПо мнению независимого источника, для решения проблемы необходимо, прежде всего, решить кадровый вопрос. Проблема заключается не в дефиците квалифицированных специалистов в сфере энергетики, а в том, что эта отрасль не поставлена на научную основу. В Таджикистане нет проектных институтов, которые бы разработали оригинальные предложения по сооружению гидротехнических объектов, поэтому приходятся обращаться за помощью к иностранным специалистам.

Так, китайский «Чендунский проектно-изыскательский институт» уже завершает доработку технико-экономического обоснования (ТЭО) для строительства Зеравшанской ГЭС на трансграничной реке Зеравшан (север Таджикистана). Узбекская сторона была обеспокоена тем, что с вводом этой ГЭС в эксплуатацию нарушится система мелиорации в нескольких областях Узбекистана. Но таджикские эксперты уверены в экологической безопасности проекта. Обе стороны пришли к решению привлечь к проведению объективного анализа проекта строительства с учетом норм использования трансграничных рек независимый международный институт. В качестве возможных партнеров по проведению экспертизы рассматриваются Всемирный Банк, Азиатский и Исламский банки развития. Зеравшанскую ГЭС мощностью 150 МВт построит китайская компания «Синохидро», год назад подписавшая соответствующее соглашение. Предварительная стоимость объекта оценивается в $260 млн.

Как сообщил министр энергетики и промышленности страны Шерали Гулов, энергетика всегда являлась определяющим фактором экономического развития Таджикистана. По потенциальным гидроэнергетическим ресурсам республика занимает второе место в СНГ, а по насыщенности на единицу площади — первое место: на квадратный километр территории приходится 2094 тысяч КВт/ч. Основными водотоками, имеющими значительные мощности, являются реки Пяндж, Вахш, Кафирниган, Сырдарья и другие. Поэтому, отметил министр, строительство крупных ГЭС возможно, и при наличии инвестиций Таджикистан не откажется от проектов новых гидросооружений. Многие зарубежные и отечественные специалисты считают, что у Таджикистана есть все шансы стать крупным экспортером электроэнергии. Производимую им энергию готовы покупать Афганистан, Пакистан, Иран, Индия и другие страны. Но сможет ли республика стать продавцом электроэнергии в ближайшие пять лет, если сейчас сама испытывает энергетический кризис?

По мнению эксперта Анатолия Конина, за последние годы скорость таяния ледников на планете заметно увеличилась. Это затронуло и ледники Таджикистана, в частности, знаменитый ледник имени Федченко, который потерял более тридцати процентов первоначального объема. А это не так уж мало, если учесть, что за короткие зимние месяцы ледник вряд ли сможет восстановить утраченные запасы воды, которые так необходимы для эффективной работы крупных гидроэлектростанций страны.

По мнению некоторых экспертов, в стране не стоит сооружать большие ГЭС, лучше строить малые гидроэлектростанции возле населенных пунктов, рентабельность которых доказано на практике в некоторых горных селениях Горно-Бадахшанской автономной области. Малые ГЭС не требуют крупных инвестиций — сооружение одного объекта обойдется в 30–150 тысяч долларов США. Довольны и жители кишлаков, и местные власти, для которых проблема дефицита электроэнергии, актуальная для страны в целом, решена.

Некоторые ученые и специалисты Таджикистана выступают за активное использование гелиокомплексов и ветряных электростанций. Почему бы в высокогорной стране, где солнце светит 250–300 дней в году, не использовать солнечные станции? А ветряным коридорам горного рельефа, где можно круглогодично установить мощные станции, позавидуют не только американцы, уверены эти специалисты.

Альтернативным источником энергии может стать и уголь: в Таджикистане выявлено около сорока месторождений. Правда, они расположены в труднодоступных горных районах, что делает их промышленное освоение проблематичным.

Да будет свет!

Возможно, со сдачей первого агрегата новой крупной гидроэлектростанции в страну потянутся инвесторы. Капиталовложения в гидроэнергетику страны, которая обладает самым высоким потенциалом водных ресурсов в регионе, принесут немалые выгоды и инвестору, и таджикскому народу. С пуском ГЭС «Сангтуда-1» появилась реальная надежда, что в Таджикистане вскоре забудут про холодные помещения, веерные отключения энергопитания, и здесь круглогодично на полную мощь будут работать промышленные предприятия.

«Мы будем просить Аллаха, чтобы обещания главы государства, что через два года трудностей с энергоснабжением в стране не будет, сбылись», — сказал седовласый гидротехник Махмуд-ака из Сангтуды. И к своим словам добавил известную народную поговорку — «В конце каждого тоннеля есть свет».

Ферганa.Ру

Получать все новости по электронной почте