Эпоха дешевой нефти

Эпоха дешевой нефти возвращается

Дешевая нефть

Кризис и падение нефтяных цен притормозили развитие проектов. Эксперты, чиновники и участники рынка отвечают, как будет развиваться отрасль и вырастут ли цены на углеводороды.

Накануне

Если говорить о разработке новых месторождений, то самым важным событием стало подписание «Газпромом» контракта с компаниями «StatOil Hydro» и «Total» на совместную разработку Штокмановского месторождения. А из нефтяных наиболее активно разрабатывались Самотлорское и татарстанские месторождения. Но при этом нефтедобыча сократилась на 3 млн тонн, поскольку новые скважины только компенсировали падение по старому фонду из-за их обводнения.

Крупнейшие контракты года на поставку оборудования были связаны с закупкой тяжелых буровых установок у ЗАО «Уралмаш — Буровое оборудование» (благодаря им компания стала лидером поставок бурового оборудования России) — «Роснефтью» (для разработки Ванкорского месторождения), «Газпромом» и сирийскими заказчиками. Успешно работали на рынке ОАО «Ижнефтемаш» и ЗАО «Гидромашсервис», поставляющие оборудование по России и на Ближний Восток, а также группа компаний «Борец», ОАО «Волгабурмаш» и др. производители. Развивались контакты российских заводов с Венесуэлой.

«Истекший год был отмечен процессом укрупнения производителей нефтегазового оборудования, поскольку выживать маленькому заводу становится все труднее, — считает президент Союза производителей нефтегазового оборудования России Александр Романихин. — Значительно укрепились группа «Уралмаш-ВНИИБТ», приобрел несколько компаний «Гидромашсервис», активно развивалось ОАО «Мобильные буровые системы». Налицо был процесс «кристаллизации» — это самая яркая тенденция докризисной фазы. Только путем укрупнения можно противостоять экспансии китайских производителей нефтегазового оборудования. Поддержка со стороны государства (Китай предоставлял беспроцентные кредиты на закупку оборудования) и заниженный курс юаня представляют серьезную угрозу для наших компаний. Идет в Россию и западное оборудование, в первую очередь предназначенное для работы на морском шельфе, поскольку в России оно пока не выпускается». Можно полагать, что текущая ситуация в экономике только подстегнет процесс поглощения крупными компаниями своих более слабых конкурентов.

Ведущие российские компании активно поддерживали науку и прогрессивные разработки нового оборудования и технологий, вкладывали средства в продвижение продукции. Стабильно рос научно-производственный потенциал российской нефтегазовой промышленности.

Из наиболее значимых событий в нефтехимической отрасли можно отметить полное переоборудование Нижнекамского НПЗ силами ОАО «Татнефть», что позволит получать из нефти продукты более глубокой переработки.

У нефтяной отрасли, наконец, появился свой комитет по стандартизации в нефтегазовом комплексе при Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии (Ростехрегулирование). «Эта система стандартизации крайне важна, потому что в силу разных причин сегодня на рынке «болтается» и оборудование, и приборы, которые завезены со всего мира, а также изготовляются разными предприятиями в России, — считает Анатолий Брехунцов, Генеральный директор Сибирского научно-аналитического центра — В то же время у них нет общего стержня — стандарта, по которому тот или иной прибор должен соответствовать определенным меркам… Если мы перейдем на один язык — язык, который всем понятен, то сможем сделать конкурентоспособные системы и технологии для ТЭК».

Открытый перелом

Что же случилось, отчего бодрые планы нефтегазовых компаний перевернулись? Наиболее внятный диагноз, касающийся непосредственно нефти, таков: в последние 10 лет она служила цели связывания свободных денег (аналогично фондовому рынку). Поскольку вся нефть перерабатывается в топливо и другие нужные людям химпродукты, посредством непрерывного роста стоимости контрактов на поставку нефти связывались деньги не только перекупщиков и компаний-потребителей, но и опосредованно «простых» граждан через рост тарифов и неизбежную инфляцию.

Можно ли было нашим экономистам-финансистам предвидеть обесценивание акций и сырьевых товаров (так называемые commodities — продукты, металлы и другие материальные товары, которые инвесторы могут покупать или продавать, как правило, посредством фьючерсных контрактов) до их справедливого ценового уровня, то есть обусловленного реальной стоимостью предприятия и реальным, а не спекулятивным спросом? Безусловно — еще тогда, когда в США начался полноценный ипотечный кризис и стало ясно, что деньги из российской экономики рано или поздно станут выводиться для латания дыр в бюджетах западных банков и фондов.

«Экономику наводнили дешевые заемные ресурсы в результате мягкой денежно-кредитной политики, что вызвало спекуляции по поводу реализации сценария глобальной инфляции, и большинство commodities, не только нефть, использовались как своего рода инструмент для сохранения и пророста капитала. Кредитная экспансия поддерживалась ростом мировой экономики, и казалось, что это могло продолжаться вечно, на пике говорилось о росте цен до $200 за баррель, но деревья не растут до небес. Стоило мировой финансовой системе только пошатнуться, как весь этот спекулятивный капитал начал быстро выходить из commodities, некоторые банки фиксировали хорошие прибыли как для себя, так и своих клиентов, а особо жадные спекулянты могли остаться и в убытке, если держали фьючерсы до конца года. Стоит просто посмотреть, как сильно возросли объемы торгов, но по динамике спекулятивных позиций на NYMEX было видно, что спекулянты начали фиксировать прибыли еще весной, поэтому падение цен было неизбежно», — сказал аналитик ИФД «КапиталЪ» Виталий Крюков на онлайн-конференции «Цена на нефть: есть повод для оптимизма?».

Между тем многие российские банки продолжали увлеченно играть на биржах вместо финансирования проектов реальной российской экономики (модернизации производства в первую очередь), а правительство обдумывало трехлетний бюджет и разнообразные стратегии.

Когда стоимость акций и контрактов на поставку нефти «неожиданно» стала падать, многие ли российские фигуранты поспешили продать их и зафиксировать пусть небольшой, но убыток? Русское «авось» (в данном случае «как подрастет, сразу же продам») в данном случае не сработало, и итоге колоссальная ликвидность российской банковской системы из яблока превратилась в огрызок с вытекающими последствиями вроде отзыва выданных предприятиям кредитов.

Впрочем, банкиры (те, что удержались на плаву) не растерялись и стали активно возвращать потери на спекуляциях валютой, благо Центробанк этому способствовал, накачивая ею валютную биржу в целях «недопущения обрушения курса рубля». Граждане принесли свои рублевые сбережения в банки и помогли выжить финансовому сектору. «…Хочется сказать: опомнитесь, вы что делаете? Рубль — самая перспективная валюта на ближайшие несколько лет! — воскликнул по этому поводу директор Московского Биржевого университета Виктор Гавриленко в эфире «Эха Москвы». — Доллар обвалится, обвалится так, как никогда за всю свою историю не падал».

«Сейчас постепенно реализуется дефляционный сценарий развития мировой экономики (финансовая система как пылесос поглощает свежие денежные вливания на покрытие своих убытков), и на этом фоне нефть оказывается под давлением», — считает Виталий Крюков. Напуганные банкиры продолжают наращивать ликвидность, реальный же сектор, между тем, почти дозрел до старого доброго бартера. «Даже проверенные временем партнеры сейчас говорят: была бы возможность, заплатили бы, вот и приходится накапливать дебиторскую задолженность, лишь бы производство не встало, — рассказал директор компании «Мега Строй» Вячеслав Семенов. — В итоге начинают страдать даже налоговые отчисления, а это последнее, на что стоит идти производителю во избежание штрафов и пеней… Поэтому и закрываются многие компании, что не в состоянии платить налоги. Надеемся, что к лету деньги в нашей экономике наконец-то появятся».

Считается, что нефтяные цены непредсказуемы, но планы ведь строить нужно, так же как и верстать бюджеты. И в этом смысле Правительство РФ продолжает тешить себя надеждами, полагая, что цена нефти Urals составит не менее $41 за баррель. Производственники более прагматичны, предрекая $32, а «Газпром» и вовсе полон пессимизма, исходя из $25 (баррель нефти с 1980 по 2004 годы в среднем стоил $24). Что же касается заявлений частных лиц, разбирающихся в теме, то называлась даже цена $12.

«Инвесторы сейчас ищут любые узловые точки, указывающие на соотношение уровня спроса и потребления энергоносителей, а также указывающие на оживление или продолжение стагнации в промышленном секторе», — сказал Дмитрий Лютягин, аналитик по нефтегазовому сектору ИК «Велес». Что ж, пусть ищут. А пока эпоха дешевой нефти, как видим, вернулась, и если учесть вероятный крах доллара как мировой валюты, то текущий кризис — это лишь предвестие настоящего.

Строители пирамид

Что же в промежуточном результате? Практически все крупные нефтедобывающие компании нещадно «режут» затраты. Работы по освоению новых месторождений и бурению низкорентабельных скважин (с дебитом меньше 50 т в сутки) в России сокращаются. Снижаются эксплуатационные затраты на добычу, разведку, сервисные услуги по увеличению нефтеотдачи пластов. Выводятся из действующего фонда малодебитные и высокообводненные скважины, закрываются ставшие убыточными месторождения.

«Сокращение инвестиций на 25% планируется при прогнозной цене на нефть $70 за баррель, но мы рассматриваем и другие варианты. Это $50 за баррель, тогда инвестпрограмма может сократиться примерно на 35%. Есть еще самый кризисный вариант — $32 за баррель. Здесь сокращение бюджета может составить 45% по сравнению с 2008 годом», — сообщил Александр Дюков, председатель правления ОАО «Газпром нефть» в интервью журналу «Сибирская нефть».

Власти, разумеется, начали принимать меры сразу же, как грянул гром. «Мы уже сократили налоговую нагрузку на ТЭК : уменьшили размер экспортной пошлины, ввели более гибкий порядок ее расчета, приблизили окончательные расчеты, — отметил Владимир Путин. — Раньше было два месяца, сейчас — две недели. В целом, на мой взгляд, это позволило более оперативно реагировать на колебания ценовой конъюнктуры. С учетом всех действий фискальная нагрузка на отрасль сократилась примерно на 500 млрд. рублей».

«Даром данайцев», от которого невозможно отказаться, стала поддержка государством флагманов нефтяной отрасли в плане рефинансирования привлеченных ими кредитов и займов.

НДПИ сейчас составляет около 22% от разницы цены нефти и $15, а экспортная пошлина — 65% от разницы цены нефти и $25, то есть государство берет 87% цены минус $20. Но снижения экспортных пошлин на нефть, уже проведенного Правительством, оказалось недостаточно, придется совершить и другие движения. Многочисленные льготы ожидают нефтепереработчиков — «нулевая» пошлина на уникальное импортное оборудование, равные ставки пошлин на экспорт темных и светлых нефтепродуктов.

«Добыча нефти в РФ в 2013 году может составить 450 млн тонн… — сообщил Сергей Шматко. — Однако меры по стимулированию государством нефтяной отрасли могут привести к росту добычи нефти к 2013 году до 511 млн тонн». Что ж, пожелания отличные, остается только дождаться и узнать, кому нужна будет российская нефть в таких количествах и сколько за нее заплатят.

«В ближайшие месяцы существуют риски «провала» цен на нефть, — считает аналитик ИК «Финам» Александр Ерёмин. — Если посмотреть на цены европейской (Brent) и американской нефти (WTI) за последние 2 месяца, можно увидеть падение в цене WTI, при которых она торговалась на протяжении нескольких дней на 30% ниже, чем Brent. В то же время исторически их разница колебалась в пределах 3%. Существует вероятность, что «провал» американской нефти и массовые распродажи могут повториться и на европейском рынке. Трейдеры, скорее всего, как раз и ожидают, пока нефть немного укрепится. Подобные распродажи могут привести к падению цены европейской, а также и российской нефти Urals до уровней $30 за баррель».

В долгосрочной же перспективе, по мнению аналитика ИБ «КИТ Финанс» Константина Черепанова, «рекорд нефтяных цен прошлого года вполне может быть побит. Необходимые условия: 1) новый цикл роста мировой экономики, 2) физический дефицит нефти (или угроза такового) вследствие, например, сокращения инвестиций в результате нынешнего падения цен на нефть, 3) очередная спекулятивная волна. В результате, скажем, в 2015 году мы снова можем увидеть $150 за баррель, почему нет?». Действительно, почему бы и нет, если доллар будет стоить 5 рублей?

energyland.info

Получать все новости по электронной почте